Эксперт назвал способ снизить цены на гречку

Эксперт назвал способ снизить цены на гречку

Даже незначительное подорожание бьет по нашему карману

За бурными дискуссиями по сахару и подсолнечному маслу мы совсем забыли о традиционной русской еде – гречневой каше. За последние полгода она подорожала на 36%, но это ничто, в сравнении с 2010 годом, когда за одну ночь цена взлетела в три раза. Но теперь уже мы знаем, что в ближайший месяц-другой цены на нее подрастут в рознице еще на 15%.

Фото: pixabay.com

Минсельхоз, правда, призывает россиян не подвергаться унынию, мол, гречки на всех хватит. В 2020 году ее урожай почти на 15% превысил уровень 2019 года. Остаются еще и переходные запасы.

А чтобы уж совсем подстраховаться, то на период с 5 июня по 31 августа нынешнего года правительство ограничило экспорт гречки. В общем, от подорожания, тем более от дефицита, мы себя оградили со всех сторон.

Но так уж получается, что как только мы закрываем экспорт каких-то продуктов, они тут же начинают дорожать. Казалось бы, с чего?

Тысячи тонн не вывозим из страны, они на внутреннем рынке. И, как минимум, не должны дорожать, а по логике вещей, должны даже становиться дешевле, ведь предложение значительно увеличивается.

А некоторые аналитики так вообще считают, что решение правительства по ограничению экспорта «гречихи, крупы грубого помола из нее и гречневого зерна обрушенного» в перспективе приведет к дальнейшему подорожанию или вовсе к пустым прилавкам. Но куда она может испариться внутри страны?

Такой, видимо, у нас особый экономический путь. Нефть на мировых рынках дорожает – и бензин у нас дорожает. Нефть сильно дешевеет, а у нас на АЗС бензин все равно дорожает.

Но сейчас-то речь не о бензине, а о гречке: после картошки это уже наш третий хлеб. Если в кладовке не припрятано полмешка гречки,  россияне чувствуют себя явно не в своей тарелке.

— Я уверен, что всплески подорожаний то на одно, то на другое – согласованная и организованная группой лиц акция, — считает Александр Бражко, глава федерального движения «За честные продукты». — Иначе нельзя взять и одновременно поднять цены на какой-то продукт на 15-20 или 50%.

— Если это сговор, то немедленно должен вмешаться ФАС! С этим по нынешним временам строго…

— Предполагаю, что эти лица знают, как обойти законы, чтобы комар носа не подточил. Доказать юридический сговор крайне непросто. Но то, что процесс координируется, в этом я не сомневаюсь.

— Вы предлагаете согражданам объявить торговле некий бойкот и отказаться от покупок не в меру дорожающих продуктов. Разве такое реально?

— Это уже состоялось. По статданным Федеральной налоговой службы, предыдущий рост цен на крупу на 10-15% приводил к падению объемов продаж на те же самые проценты.

— Получается, торговля ничего от задирания цен не выигрывает?

— Фактически она остается в плюсе. Товара реализует меньше, но по завышенным ценам.

— Некоторые эксперты заявляют, что временный запрет на экспорт гречки в перспективе приведет к ее дальнейшему подорожанию и даже дефициту. Вы с этим согласны?

— На мой взгляд, правительство приняло верное решение. Но параллельно должно было разобраться с ситуацией в рознице. Если мы говорим, что хотим иметь справедливые цены на социально значимые продукты, то почему допускаем наценки на некоторые из них в 50 и более процентов? У ритейлеров один аргумент: подорожали транспортировка товаров, энергоносители, стали дороже хранение и обработка. И они не могут торговать себе в убыток.  Но практически все продукты нужно и хранить, и доставлять, у всех одинаковые условия.  А вот резко дорожают отдельные продукты. В чем разница? Нет ее.

Вообще, наша торговля превратилась не в то место, где можно поторговаться, высказать свое мнение, а в склад. Мы, как роботы, берем с полок какие-то товары и оплачиваем их в кассе. Никаких контактов с продавцом или с теми, кто заказывает товары, у нас нет. Все это выполняет автоматизированная   информационная система.

Раньше в магазинах были книги жалоб и предложений, за прилавками стояли продавцы, возникали «диспуты» с покупателями – и по ценам, и по качеству. Эти сведения доходили до руководства магазинов, они что-то предпринимали, чтобы не сыпались жалобы от населения.

Сегодня никакой обратной связи с реальной жизнью нет. Может, владельцы супермаркетов даже и не подозревают, что слишком задирают цены? Что у людей попросту нет денег? Я, конечно, не столь наивен, но вдруг, если бы в сетях услышали глас народа, цены бы так быстро и не росли?

— Но цены на продовольствие растут во всем мире – об этом говорят последние данные ООН. Не исключено, что и наш продовольственный рынок зеркально отражает эту общемировую тенденцию…

— Это вранье. Возможно, цены растут в абсолютных значениях. Но не относительно заработной платы. Если в 2000-е годы при средней зарплате в 20 тысяч рублей, на еду уходило 20% от бюджета, то на подорожание в 15% мы и внимания не обращали. В последние годы покупательская способность рубля сильно снизилась, две трети россиян тратят на еду больше половины своих доходов. Это не нормально, каждое, даже незначительное подорожание бьет по нашему карману. 

Источник

Похожие записи

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *