Год правительства Мишустина: чем удивил Россию новый премьер

Год правительства Мишустина: чем удивил Россию новый премьер

Первые итоги работы

Назначение нового правительства стало одним из главных событий 2020 года. 15 января Путин объявил о том, что принимает отставку кабинета Дмитрия Медведева. А уже на следующий день в России появился новый премьер — бывший глава ФНС Михаил Мишустин. Сам ВВП рассказывал, что ему на выбор были представлены четыре кандидатуры, однако Мишустина среди них не было. «Его никто не называл. Кроме меня», — поделился президент, пояснив, что руководствовался, прежде всего, личными и деловыми качествами чиновника. 

В отличие от Дмитрия Медведева, который никак не выделял ФНС, Путин, начиная с 2012 года, проводил ежегодные публичные встречи с Мишустиным и был не понаслышке знаком с достижениями подконтрольного ему ведомства. Супер успешная реформа налоговой службы, перевод этой  неповоротливой структуры с бумаги на цифру, по всей видимости, впечатлили главу государства и стали определяющими при выборе кандидатуры нового премьера. Когда у Путина, по его собственным словам, «возникла внутренняя убежденность», что в правительстве должны появиться люди «с современной подготовкой» и «настроенностью на конечный результат по ключевым элементам развития», не вспомнить о Мишустине было просто невозможно. «Учитывалось даже не то, что он провел цифровизацию в своем ведомстве, а то, что он стал специалистом в этой области. Хорошим практиком, который понимает, что надо делать, как это делать, и добивается конкретного результата», — рассказывал ВВП.

Задачи нового премьера, таким образом, были известны с самого начала — это построение сверху- донизу цифрового государства (Напомним, что ещё в 2017 году тогдашний первый вице-премьер Игорь Шувалов признавался, что президент буквально «заболел» цифрой и готов обсуждать внедрение новых технологий до глубокой ночи) и  реализация национальных целей развития. Причем, реализация такими темпами, чтобы уже к концу 2020 года гражданам можно было предьявить первые  осязаемые  результаты, а не только таблицы отчетности. Путин считал, что Мишустину, сумевшему в короткие сроки  расчистить авгиевы конюшни ФНС, это вполне по силам. Над ним не висел груз бывшего президентства. Он не был участником тандема. А значит, мог более эффективно и без рефлексий, свойственных прежнему главе кабмина, продвигать важные для Кремля реформы. 

Однако пандемия коронавируса внесла существенные коррективы в этот сценарий. 90% публичной работы самого Мишустина и членов его команды в 2020 году — это борьба с инфекцией и спровоцированным ею кризисом. У едва сформированного правительства даже не было времени, чтобы притереться друг к другу: пришлось сразу хватать пожарный шланг, чтобы спасать экономику и людей. Как скажет в конце года Путин, это сразу позволило  увидеть, кто чего стоит на самом деле.

Для Мишустина и без того непростая ситуация осложнилась собственной болезнью. Когда премьер  одним из первых среди федеральных чиновников подхватил опасный вирус, система решила проверить его позиции на прочность: в соцсетях и даже в некоторых СМИ появились сообщения, что Мишустин  больше не вернется в Белый дом, а выпавшее из его рук знамя подхватит более опытный и понятный Путину Андрей Белоусов. Однако Кремль быстро пресёк  распространение слухов, а Мишустин сделал все возможное, чтобы не выпасть из повестки. Уже  через пару дней прямо из больничной палаты он начал принимать участие в правительственных совещаниях  и готовить решения для доклада Владимиру Путину. 

Сам президент, ещё с конца марта ограничивший своё общение с чиновниками, неоднократно намекал, что его контакты с главой правительства, где бы тот не находился,  не исчерпываются опубличенными мероприятиями — несмотря на отсутсвие очных  встреч,  они постоянно общаются по телефону и видеосвязи. «Иногда даже за полночь ведем разговоры», — признавался  ВВП. Из слов Мишустина можно сделать вывод, что Путин для него — непререкаемый авторитет, а основной принцип их отношений — это жесткая субординация. Когда во время экскурсии по ядерному центру в Дубне, кто-то из сопровождающих премьера неосторожно назвал Путина его коллегой, Мишустин молниеносно одернул: «не коллега, а  руководитель». А еще наставник. И выдающийся  деятель, которым нельзя не восхищаться. Так глава кабмина ответил на вопрос об исторических личностях, являющихся  достойным примером для подражания.

Не удивительно, что инициативы главы государства для правительства Михаила Мишустина стали прямым руководством к действию. А его критика — пусть даже по незначительному вопросу — поводом для серьезных разборок и взысканий. Свое рода моментом истины, повлиявшим на отношения ВВП и премьера, стали так называемые «президентские» пособия и выплаты семьям с детьми, которые в 2020 году, чтобы облегчить последствия пандемии, назначались неоднократно. Мишустин  сумел организовать работу таким образом, что для их получения большинству граждан даже не пришлось вставать с дивана, на котором они прописались из-за карантина,   — заявка оформлялась в электронном виде, а деньги «капали» на карту в считанные дни после ее обработки. Такой же принцип использовался и при начислении субсидий малому и среднему бизнесу: тут правительство смогло в полной мере задействовать опыт, базу и цифровые наработки ФНС. В итоге кризис не только не помешал, а скорее помог Мишустину быстрее проявить себя  и продемонстрировать результат, убедивший Путина в правильности сделанного выбора. На традиционной предновогодней встрече с министрами  ВВП не стал скрывать, что впечатлен тем, как быстро кабмин  сориентировался и «подхватил глобальную технологическую волну».

Что касается экономики, то год в целом закончился лучше, чем можно было бы ожидать. Правительству удалось избежать крайностей, характерных для многих стран мира: федеральный бюджет в 2020 году оказался исполнен с дефицитом 3,9% ВВП — лучше, чем у любой сопоставимой экономики. Ненефтегазовый дефицит, несмотря на резкое падение цен на нефть уже в марте, получился ниже 9% ВВП. Фонд национального благосостояния не тратился. В первую очередь локдаун затронул не слишком развитую в России сферу сервиса и услуг, тогда как основные отрасли промышленности продолжали работать даже на пике ограничений. Да, остановить падение доходов населения  кабмин не смог — чуда не случилось. Цены снова  выросли, безработица увеличилась,  а  качественного улучшения ни в одной из сфер граждане по-прежнему не заметили. Однако самым важным для оценки властей в 2020 году все-таки был другой критерий, и тут у правительства Мишустина все совсем неплохо: по данным  соцопросов,  подавляющее большинство россиян — 65% — поддерживают решения, принимаемые в целях борьбы с коронавирусом.

Впрочем, чиновники не только латали дыры, но и думали о дальнейшем развитии. Мишустин остановил свой выбор на двух направлениях, которые, по его мнению, способны стать долгосрочными драйверами — это стройка и внутренний туризм. Впервые в истории благодаря господдержке  ставки по ипотеке смогли опуститься до уровня, приемлемого для тех, кто ранее даже не помышлял о возможности взять жилищный кредит. Вместо краха, которого так боялись весной,  на рынке случился настоящий бум: россияне взяли 1,7 млн займов на 4,2 трлн руб, что на 1,2 трлн превышает рекорд самого успешного 2018 года. Огромный спрос  позволил поддержать достойные объемы ввода жилья (по предварительным оценкам, около 80 млн кв.м) и загрузить работой смежные со стройкой отрасли.

Увы, не обошлось и без побочных эффектов, на которые обратил внимание президент. В большинстве регионов цены на новостройки начали расти опережающими темпами, что, по словам Путина, может свести на нет все усилия правительства по повышению доступности жилья.

Что касается поддержки внутреннего туризма, то несмотря на очевидность эта тема для российского кабмина абсолютно новая: были всевозможные стратегии развития, но до финансирования дело не доходило никогда. В 2020 году правительство выделило 15 млрд руб на туры с кэшбеком, но полностью реализовать проект из-за ограничений, связанных с коронавирусом, не удалось. Сейчас заканчивается разработка отдельного нацпроекта «Туризм и индустрия гостеприимства», призванного кратно увеличить вклад отрасли  в ВВП страны (сейчас 3,9% против 10,9% в мире). Планируется полностью изменить подходы и масштабы финансирования: только бюджет до 2030 года, как ожидается, даст 629 млрд руб. Как и стройка, вложения в туризм, по прикидкам команды Мишустина, должны обеспечить кумулятивный эффект: ряд регионов получат мощнейший импульс для развития, хотя бы частично прекратится отток капитала через импорт туристических услуг (обычно россияне ежегодно тратят за границей $ 29 млрд), начнется реализация важных инфраструктурных проектов.

Еще до пандемии премьер заявил о намерении реализовать очередную административную реформу, контуры которой были обозначены его предшественником. Многие тогда сказали, что до конкретных решений дело, как обычно, не дойдет, все сокращения будут обозначены не поддающимися проверке процентами (минус 5% от штатной численности центральных аппаратов министерств и ведомств стороннему человеку вообще ни о чем не говорят), а в итоге количество чиновников не увеличится, а вырастет. От реформы, действительно, отказались весной. Но уже осенью, несмотря на вторую волну пандемии, Мишустин заявил, что откладывать дальше невозможно: сокращение госаппарата пройдет ускоренными темпами с 1 января по 1 апреля 2021 года. Появились и более понятные абсолютные цифры, из которых выяснилось: сокращению подлежат 32 тыс должностей, 741 из них в центральных аппаратах, в том числе 36 заместителей руководителей — читай, замминистров. Оптимизация штатов, упразднение 74 структурных подразделений и целых ведомств (в частности, Росвязи и Роспечати), свидетельствуют о том, что система госуправления перестраивается под Мишустина. Вместе с трансформацией институтов развития, проводящейся под эгидой устранения дублирующих функций, этот «крестовый поход» может вызывать раздражение у высокопоставленных госслужащих, но никаких рисков для самого премьера не несет. Совершенно очевидно, что свои шаги Мишустин заранее согласовал с Путиным и заручился его поддержкой.

Несмотря на напряженную и чуть ли не круглосуточную работу по ковидной тематике, правительство смогло продемонстировать, что и другие поручения главы государства не снимались с повестки дня. В установленные сроки была завершена так называемая регуляторная гильотина: после анализа нормативной базы, часть которой относится еще к советскому периоду, 33% требований к бизнесу были отменены как избыточные, а оставшиеся две трети проанализированы и актуализированы. Выполняя задание президента,  кабмин до конца 2020 года успел откорректировать национальные проекты и утвердить единый план достижения национальных целей, по которому чиновники намерены двигаться в течение ближайших нескольких лет. Выступая на днях перед участниками Гайдаровского форума, Михаил Мишустин дал понять, что от антикризисных действий правительство готово перейти к реализации стратегической повестки и своей главной целью видит восстановление экономики и доходов людей. «В целом сегодняшняя ситуация — лишь отклонение, а не уход с траектории устойчивого роста», — полагает премьер. В 2021 году правительство, по его словам, продолжит поддерживать стабильность макроэкономических показателей: выросшие в связи с пандемией заимствования должны вернуться к обычным значениям, инфляция сохранится на низком уровне, начнется экономический рост. Бизнесу за счет цифровизации обещан принципиально новый эффективный механизм взаимодействия с властями, а гражданам — ускоренный переход к формату сервисного государства, способного проактивно реагировать на их нужды и потребности. До конца года в электронный формат планируется перевести 100 из 169 социально значимых услуг (полностью эта работа будет завершена в 2022 году). А также запустить электронное удостоверение личности — мобильное приложение со всеми документами, включая паспорт, права, полис ОМС и тд.

Когда фамилия нового премьера только прозвучала из уст президента, все знавшие Михаила Мишустина были единодушны в своих оценках — «жесткий мужик», «очень конкретный», «имеющий свое видение», «умеющий ставить задачи и добиваться их выполнения». Год работы показал — да, жесткий. И действительно, со своим видением. Некоторые уже сравнивают его со Столыпиным — тому тоже пришлось работать в непростых условиях, чтобы поставить страну на новые рельсы.

Впрочем, как оказалось, премьер может быть и другим. Мягким и заботливым, как в гостях у девочки Нади, которой Мишустин перед Новым годом подарил синтезатор и самозабвенно играл на нем детские песенки. По-джентельменски галантным с дамами: когда у писательницы Ольги Славниковой  на церемонии вручения премий заел микрофон, премьер самолично бросился ей помогать. Любопытным и дотошным, когда чего-то не знает и хочет разобраться. Пандемия не позволила Мишустину полностью выполнить намеченный график поездок по стране, но во все регионы, где он все-таки побывал, на каждое предприятие или объект — будь-то кванториум для юных дарований, атомный ледокол или умирающий магаданский порт — премьер приезжал абсолютно подготовленным, внимательно слушал собеседников и не боялся задавать вопросы, чтобы вникнуть во все детали. «Скажите, как правильно говорить: стадо или косяк лососёвых?» — однажды прервал он встречу по развитию Камчатки, чтобы уточнить важный для себя момент. В общем, ничто человеческое главе кабмина, к счастью,  не чуждо. А ещё говорят, что он пишет стихи…

Источник

Похожие записи