Жук в человеческом муравейнике: 75 лет поэту и драматургу

Жук в человеческом муравейнике: 75 лет поэту и драматургу

«Остроумные люди, умеющие в любой глупости найти смешное, появляются всегда»

Вадим Семенович Жук, поэт, драматург, мастер пародии и капустника, интеллектуал, театровед, невероятно веселый и остроумный человек отмечает 75-летний юбилей. Цифры его не пугают. Как он сам говорит – уже пугался, хватит. Напротив, в них он видит красоту и благородство – 75 куда лучше, чем с нулем. Разговор с обозревателем «МК» начался под пение Шаляпина – любимого исполнителя Вадима Семеновича….

— Вадим, почему Шаляпин?

— Красиво очень! Нет ничего прекраснее тихого голоса, который на самом деле громкий. Шаляпин не разворачивает свою «гармонь» на полную катушку. Он умеет малыми средствами открыть душу, дойти до сердца.

Из досье МК: Вадим Жук — единственный автор и руководитель ленинградского-петербургского театра-студии «Четвёртая стена», автор капустников Домов актера Москвы и Петербурга. Совместно с Михаилом Жванецким вел радиопрограмму «Простые вещи». Худрук фестиваля «Золотой Остап» и бессменный председатель жюри на фестиваля театральных капустников «Веселая коза». Востребованный либреттист. В театре «Школа современной пьесы» с успехом идут спектакли по его пьесам «Чайка. Настоящая оперетка» (музыка А. Журбина), «Горе от ума» (музыка С. Никитина), «Шинель/Пальто» (музыка М. Дунаевского). А в других театрах: «Веселые ребята» (музыка И. и М. Дунаевских), «Лес» (музыка В. Дашкевича), «Приключения Муравьишки» (музыка Р. Львовича) и пр. Автор многочисленных сборников стихов и сценариев многих мультфильмов («Возвращение Буратино», «Собачья дверца») .  

— В «Школе современной пьесы», бывшем ресторане «Эрмитаж, где сотню лет назад Шаляпин нередко выступал, вы выпустили несколько спектаклей. В том числе, сенсационную «Чайку» — первый в истории мюзикл по Чехову.

— С «Школой» меня связал случай. Александр Журбин отнес нашу «Чайку» к Иосифу Райхельгаузу. Спектакль получился. Главную роль играла Ирина Алферова. Потом Иосиф поставил еще две «Чайки» — Чехова и Акунина – и наша оперетка в составе этого триптиха вошла в Российскую книгу рекордов Гиннеса. Но сейчас отношения с ШСП уже не случайность. Творческий человек, любящий театр, должен иметь точку приложения. Мне могут нравиться какие-то постановки «Школы современной пьесы», а какие-то могут быть не близки, но это свое мЕстечко. И оно мне пришлось. Жалко, что нет уже дорогих мне актеров – Володи Качана, Анжелики Волчковой, но я знаю, что есть артисты, что они умницы – споют и скажут мои слова правильно. Надеюсь, что-то еще с театром сделать.

— Хочу поздравить вас с успехом на фестивале «Золотая маска» — мюзикл театра «Зазеркалье» «Приключения муравьишки, или От рассвета до заката» по сказке Виталия Бианки в вашем переложении получил шесть номинаций. Жук показал себя знатоком жизни муравейника.

— Очень люблю Бианки. Сочинили мы это с композитором Романом Львовичем буквально месяца за полтора. И вот такой успех: сначала премия «На благо мира», а теперь и «Золотая Маска».

— Подзаголовок "От рассвета до заката" – это ваш привет Родригесу и Тарантино?

— Это вышло случайно. Но я действительно придумал злодея: наш Муравьишка, как Одиссей, борется с Циклопом. Есть там и любовная история. А еще есть персонаж Жук, который упал и встать не может. А Муравьишка его спасает.

— Когда носишь такую фамилию, понятно, что постоянно обречен на игру с ней. Вам нравится, что вы именно Жук?

— Не очень. Надоело. Особенно, когда эта игра не остроумна и примитивна. У Евтушенко есть стихи: «У каждого из нас своя фамилия. Другое дело —милая, немилая. Дают их всем. Дают их без доплаты. Мне нравится, что так устроен мир…» Видимо, кто-то в моем роду был шустрый. Фамилия эта популярна у трех народов – украинцев, белорусов и евреев. Я знаком с известным скрипачом Валентином Жуком, был знаменитый фигурист, носивший эту фамилию, выдающийся архитектор… Но более всего горжусь своим отцом. Папа был профессиональный военный артиллерист, воевал на Ленинградском фронте. Орудие, из которого он стрелял, было снято с корабля – дальнобойное, один снаряд весом 600 кг. Колоссальная ответственность из него палить, потому что каждый снаряд – на вес золота. Он не имел права промахиваться. Его батарея была оснащена собственной электростанцией, одно орудие обслуживали 30 человек. Однажды папа поразил немецкую батарею, засевшую на заводе в Колпино. Она разместилась во дворе – и он попал точно в нее, не задев ни один цех. Кстати, когда папа был курсантом, он отлично танцевал степ – заметки сохранились в Севастопольском артиллерийском училище.

— Что должно быть у человека, прожившего три четверти века, чтобы считать себя успешным?

— Достоинство. Не уронить достоинство. Не упрекнуть себя, что потерял, что не должен был терять. Достоинство – богатое слово, оно важнее всего — даже здоровья или дара Божьего. Ведь это в итоге – стояние перед Богом.  

— Кто продолжает род Жуков?

— Иванушка, мой сын. Я немного понимаю в гитарной игре, но он виртуоз, блестящий артист, раскованный, свободный. Сережа Никитин его много раз приглашал. Ваня играл с известной рок-певицей Умкой, с Ирой Богушевской. И сам по себе выразительно поет. Внучок Прохор увлекается шахматами.  И есть еще самая маленькая Оля. Оле дали имя в честь бабушки – моей первой жены Ольги Саваренской, она была великолепным театральным художником. А Прохора назвали просто так. Это я уже объяснил сыну, что имя выбрано не случайно: Прохор – корифей хора. 

— Вы знамениты как мастер капустника. В советские времена официальная жизнь была напыщенна и фальшива и капустник служил хорошим ей противовесом. Сегодня сама жизнь кажется капустником – от теленовостей до заседаний госдумы…

— Остроумные люди, умеющие в любой глупости найти смешное, появляются всегда. Меня скорее тошнит от того, что происходит и не дает возможности шутить. В советские времена я видел насквозь лживую идеологию и боролся с ней в стенах ЛГИТМиКа, пока меня оттуда не выгнали. Тогда я стал бороться в ленинградском Доме Актера. А потом и в московском – вместе с Сергеем Плотовым. Здесь в Москве прекрасные актеры читали мои тексты – Федор Добронравов, Нонна Гришаева, Эдуард Радзюкевич, Юлия Рутберг, Юра Васильев… И все же это были не мои актеры. Своих я воспитывал и воспитал, рад, что они приедут на мой юбилей из Петербурга —  Сергей Лосев и Борис Смолкин. 

— От смешного перейдем к серьезному – к вашим стихам, которые всегда носят характер очень личного, выстраданного высказывания.

— Я много пишу стихов – в неприличном количестве. Емкая, до известной степени афористичная форма стихотворения дает возможность рассказать окружающему миру о том, что меня по-настоящему волнует, беспокоит. А беспокоят вечные темы – отношения между мужчиной и женщиной, между гражданином и государством. Сейчас теоретики говорят, что в стихах не должно быть прямого высказывания – нужно строить словесный лабиринт, по которому и самому не пробраться, не то, что читателю. Но прямое высказывание – основа лирики. «Я вас любил» — это прямое высказывание. Прямее на бывает. Чувства всегда прямые. С этого лирика началась еще во времена Гомера, которого я страшно люблю, или Катулла – моего любимейшего поэта. Русскую поэзию люблю беззаветно. И сегодняшнее поле поэзии очень богато – прекрасная «таблица Менделеева» роскошных поэтов с прямыми высказываниями, живущих во славу слова. Язык не пропадет, пока живы поэты. 

— Вы потрясающий знаток литературы XIX века. Ваши пьесы, основанные на произведениях Чехова, Грибоедова, Островского, Гоголя – что это? Попытка задержать уходящую культуру?

— Отвечу стихами.

19-й век разрушен.

Да, может, оно и лучше.

«Я встретил вас» это Тютчев,

А «Я вас любил» это Пушкин.

Пока мы тут с вами в онлайне

Запомните эти строки.

Оставшиеся тайны

На следующем уроке.

— Вы празднуете свой юбилей в «Школе современной пьесы», где до сих пор идут ваши спектакли – «Русское горе от ума» и «Шинель/Пальто». Есть ли новые идеи? 

— Есть – «1984». По Джорджу Оруэллу. Опера для драматических артистов.

Источник: mk.ru

Похожие записи

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *