«Ковиды» приходят и уходят, а «кюары» остаются

«Ковиды» приходят и уходят, а «кюары» остаются

«Ковиды» приходят и уходят, а «кюары» остаются

Фото: Семен Антонов/ ТАСС

Народонаселению (чтоб не спорить — народ или население?) продолжают прививать QR-коды. «Прививать» не от «колоть», речь вообще не про вакцинацию, а от «привычки». Крайний из информационных посевов, уж точно не последний — какое-то инкогнито, «высокопоставленный источник, близкий к правительству» прожурчал в СМИ: система QR-кодов останется на длительный срок. А может — навсегда.

Ведь она (система), цитирую «удобна во многих аспектах» и её «целесообразно использовать в случае контроля доступа при различных неблагополучных ситуациях, координации или ограничения логистики населения».

Про логистику, кстати, уже который день генерируются инфоповоды о билетах на транспорт по QR-кодам. Шум громкий, «взаимоисключающий»: то ли да, то ли нет; то ли везде, то ли локально; то ли при покупке, то ли при размещении. Эффективный принцип «бешеной козы», которую сначала завести, а потом выгнать, почувствовав облегчение, на фоне которого меркнут остальные проблемы. Бонусом — благодарность к «мудрому руководству», не позволившему «бешеной козе» беспредельничать.

«В Кремле не обсуждают введение QR-кодов на транспорте, включая поезда и самолеты, — заявил Песков, которого официальные журналисты именуют „Кремлём“. — Вся вот эта поливариантность находится исключительно в прерогативе правительственного штаба, правительственной комиссии и, соответственно, нужно туда обращаться с вопросами».

Положение «над схваткой» очень удобное: во-первых, безответственное. Во-вторых, позволяет убрать «вот из этой поливариантности» (вариантность сама по себе «не единичность», зачем же к ней ещё и «поли»?) совсем уж «бешеную козу», обеспечив радость «на пустом месте». А при необходимости — строгость. Дескать, не оцените, не смиритесь с тем, что появилось вместо, «бешеная коза» к вам вернётся.

Знаете, сколько времени требуется для формирования у маленьких детишек привычки, например, чистить зубы? В среднем — от недели до трёх. Малыши прекрасно усваивают новые «необходимости», прежде всего, из-за авторитета, иногда из-за страха наказания, либо, наоборот, поощрения. Главное — привлечь внимание и «не отпускать» до закрепления.

Со взрослыми сложнее: им ко всему прочему подавай «разумность», выраженную в «результативности». Если вам посоветовали физические упражнения, которые ни как не отражаются на вашем «улучшении», то «привычка» не сформируется. А обещания «набраться терпения» работают, когда изначально не сомневаешься в достижении положительного результата для себя, любимого, но не для дяди. Ну и «мелькаемость» — не «авторитетность», а оная не тождественна «истинности».

Красивый, новый «QR-обычай» гражданам Российской Федерации прививают уже достаточно, чтоб сбросить маски: «ковиды» приходят и уходят, а «кюары» остаются. Вспомните, воодушевление Дмитрия — совпадениенедумаю — Киселёва про «социальные рейтинги» Китая: за хорошее — балл, за нехорошее … короче, вы поняли. Вопрос даже не в том, кто конкретно, по каким критериям, во имя чего определит, что такое «хорошо» и, что такое «плохо». А в тех самых пресловутых «правах», из-за которых… не стало Советского Союза.

Попробуйте широко развести руки в толпе и не задеть кончики чужих носов — только если другие потеснятся. Значит за их счёт. Соблюсти баланс между социальной справедливостью и свободой личности удаётся пока исключительно в религиозном мировоззрении, причём даже не на «этом свете». Люди тридцать лет назад согласились опять с «взять всё и поделить» (кому — «Газ прём», кому — жильём), сменив приоритет с общего на частное, ибо прониклись лотерей «чтоб у меня всё было, а мне за это ничего не было».

Естественно, прежнее общество стало распадаться, и «мы» обернулось стаей «я». При таком раскладе, апеллировать к «советскому опыту» (мол, там и вакцинировались послушно, и на документы с регистрациями не роптали) сознательный подлог. Концепция была другая. Не лучше/хуже — а другая. И в Китае — другая, видимая отсюда лишь внешней стороной.

Прекрасный советский мультик 1968 года «Козлёнок, который считал до десяти». Он по лесу бежал и всех встречных сосчитал: «…один — это я, два — это Телёнок, три — это Корова. Один, два, три!». А звери шибко обижались, жаловались друг другу, подозревая ущемление «прав животных»: мы своё согласие не давали! Догнать, козла, наказать, козла!

Взбежал козлёнок на кораблик, разъярённая толпа, извините, стадо — за ним, а капитан объявляет: лодка утонет, ибо поднимает не более 10 особей, поэтому нужно срочно узнать количество. Зверушки обернулись с мольбой на того, кого недавно проклинали, и козлёнок, преисполненный гордостью опять всех пересчитал. С тех пор он устроился контролёром, чтоб никогда не допустить «перегруза», а маленький телёнок, убедившись в необходимости «цифр» отправился в школу. Общее и разумное одолело шкурное и инстинктивное.

Казалось бы, сейчас то же самое! Ан нет, не проецируется «советское» на «российское». «Пиар-код», «QR-скот», «куриный кот», просто «Ку» — фольклор всегда отражает унылую и «не воспринимаемую» пропаганду. А не воспринимается, потому что никакой «многоходовочности»: очередное средство контроля, обеспечивающее пресловутую стабильность, фиксацию господствующего порядка: то они наверху, то вы внизу.

Меж тем, противоречия всё накапливаются и накапливаются, ведь многие «свободные личности» уже обменяли «кусок» завоёванной свободы на ипотеку с потребкредитованием. А с теми, у кого и «кусочка» не осталось, вообще не разговаривают — им приказывают. Ладно, отсутствует справедливость, но права-то? Хоть маломальские, иначе почто тогда боролись? Таким образом, выпавшие за борт плохо внемлют призыву «не раскачивать лодку».

Источник

Похожие записи

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *