На «Золотой маске» представили не показанный из-за пандемии спектакль победителя прошлого года

На «Золотой маске» представили не показанный из-за пандемии спектакль победителя прошлого года

Король танцует

Поэт Максимилиан Волошин, как известно, сравнивал современный театр с сонным видением, где во время постановки каждый зритель может видеть свой отдельный сон. Вот таким отдельным для каждого зрителя сном стал балет «Приказ короля» екатеринбургской труппы «Урал Опера Балет». Его наконец показали в Москве в рамках программы «Золотая маска: из 2020 в 2021».

Фото: Ольга Керелюк

От утраченного балета Петипа в «Приказе короля», кроме названия, не осталось ровным счетом ничего. Из громоздкого либретто, перенасыщенного событиями, Вячеслав Самодуров вместе со своим соавтором сценария Богданом Корольком сделали уморительно короткий синопсис, укладывающийся практически в одно предложение: злая Черная королева похищает прекрасную принцессу Изору, а влюбленный в нее капитан Жером де Блуа-Шампань по приказу короля отправляется на поиски.

Уже само начало балета наполняло сердца зрителей благодушным ожиданием интриг в духе Александра Дюма авантюр и подвигов, настраивало на оптимистический лад. Для этого в зачине спектакля имелись и все необходимые предпосылки: роскошный королевский дворец в сценографии Алексея Кондратьева, охраняющие его облаченные в золотые латы и шлемы с перьями рыцари (костюмы Анастасии Нефёдовой), сияющий золотом «король-солнце»; Черная королева, позаимствованная постановщиками из французской истории (так современники называли Екатерину Медичи, в правление которой и состоялся первый в истории человечества балет, которая легко угадывается в образе феи Карабос из «Спящей красавицы»)…

Схожесть сюжета со «Спящей», действие при королевском дворе, злая колдунья, влюбленный капитан-спаситель… Однако фантазия постановщиков на этом исчерпывается, и далее зритель брошен на произвол судьбы и волен вкладывать в содержание балета все, что только сможет пожелать, то есть, как по Волошину, видеть индивидуальное сновидение. Ведь синопсис просто скупо сообщает нам название картин: «путешествие», «сон», «танцевальный антракт» и, наконец, в финальной картине «край света»: команда решила не возвращаться из сна, Жером продолжает путешествие один. Находит Изору». Для путешествия на край света в балете даже имеется специальное приспособление: огромный во всю сцену дирижабль… А кому этого мало — словно напоминание об «Аллегорическом па звезд», что давался для короля Филиппа II (а отнюдь не Людовика XIV) в подлинном балете Петипа, где действие происходило в Испании и над сценой нависала настоящая космическая станция!

Фото: Елена Лехова

Чего здесь только нет! В балете смешаны все стили, и вообще он напоминает шоу. На сцене даже распевает песенки настоящая кабаретная поп-дива на высокой красной платформе, с блестками и кудряшками под Мэрилин Монро. Но пускаясь в эту игру со зрителем, дурачась на фоне эффектных придумок, хореограф, как всегда, забывает привнести в хореографию хоть каплю режиссерской драматургии. Стойкая нелюбовь Вячеслава Самодурова к нарративному балету известна.

Балет как музейный экспонат постановщикам не интересен, они хотят, пользуясь классической лексикой, наполнить его новой жизнью. Используя упаковку и бренд Петипа, хореограф отчасти все же опирается на его балетную структуру, когда в действие поочередно вступают кордебалет, характерные персонажи, деми-солисты и, наконец, классический премьер и балерина (прекрасно исполнившие свои партии Арсентий Лазарев и Елена Воробьева).

В череде соло, дуэтов, ансамблей, используя свои фирменные хореографические украшательства (быстрые вращения, замысловатые комбинации, необычные поддержки, выворачивание типичных движений балетного класса шиворот-навыворот), хореограф, в сущности, уходит от балетного театра и эстетики Петипа, создает некую «обманку», подмену, где вместо сюжетно наполненного и режиссерски проработанного спектакля перед нами предстает хореографическая абстракция.

Сочиняя свою музыку по модели композитора и танцовщика XVI века Жана Батиста Люлли, в эту эстетическую игру с удовольствием включается и Анатолий Королёв, написавший для балета 25 музыкальных номеров. С музыкальными моделями прошлого композитор работает великолепно, органично делая их частью своего музыкального языка. Заканчивает спектакль эффектный Air de danse, в котором, словно отражение в зеркале, помноженный на 18 двойников танцующий «король-солнце» также выступает под блестящую музыкальную «подделку» композитора. Этот номер, кажется, подсмотрен постановщиками в фильме Жерара Корбьо «Король танцует» по мотивам биографии Люлли, где делается попытка реконструировать танец короля-танцовщика Людовика XIV, ставшего одним из главных персонажей и нового балета Вячеслава Самодурова.

Источник: mk.ru

Похожие записи

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *