ПОСЛЕДНЕЕ
Новые законы в новом году: россиян обложат штрафами и уголовкой

Новые законы в новом году: россиян обложат штрафами и уголовкой

Как не сесть в тюрьму и не стать иностранным агентом

Хотелось бы, чтобы 2021 год был позитивным, но едва ли так получится. Власти наши готовятся к выборам в Госдуму как к войне с иноземным неприятелем, и в последние недели 2020-го напринимали много законов, которые превращают любую мирную общественную активность, любое пожелание или требование к государству в квест «Как не сесть и не стать иностранным агентом». Мы сделали обзор таких законов, вступающих в силу в новом году.

Фото: Наталия Губернаторова

То ли Белоруссия напугала, то ли Хабаровск, то ли ещё что-то, нам неведомое, но факт остается фактом: очевидно желание иметь под рукой как можно больше возможностей штрафовать, сажать, ограничивать в правах и блокировать.

Причем при несчастливом стечении обстоятельств попасть под каток могут не только те, кто сознательно занимается «политикой». Но и те, кто с дури что-то «не то» репостнул в Интернете, кто собирал подписи против стройки во дворе или вышел на улицу стихийно, но мирно выразить свое мнение.

Как всегда, мы предупреждаем: таковы новые правила, которые вступят в жизнь сразу после новогодних каникул, и их надо иметь в виду, тем более что незнание законов от обязанности их исполнять и от ответственности за неисполнение никого не освобождает.

Правило первое: сидите дома

Проведение согласованных уличных акций ещё больше усложнится, а вышедшие на улицу должны быть готовы к тому, что их за что-нибудь да накажут. Все законы на эту тему попали в Госдуму за подписью депутата Дмитрия Вяткина («ЕР»), но его роль здесь примерно такая же, как у того, кто поджигает фитиль заложенного в пушку снаряда: команду «пли!» отдавали другие.

По факту в последние месяцы полиция и так задерживает, а суды наказывают участников «пикетных очередей», когда с одним и тем же плакатом поочередно и молча стоит несколько десятков, а то и сотен человек. Теперь же закон «О собраниях, митингах…» официально позволит судьям признавать «пикетные очереди» массовой акцией, требующей согласования.

Уличной акцией, требующей согласования, становится и любое «массовое одновременное пребывание и (или) передвижение граждан в общественных местах», если по ходу дела эти граждане выражают или вырабатывают мнение по какому-то вопросу. 

Собрались во дворе или сквере, обсуждаете волнующую жителей дома, района или города проблему, но за 10 дней до того не уведомили власти и не получили их согласие — всё, ваша сходка не санкционирована со всеми вытекающими отсюда последствиями, самым легким из которых станет штраф.

Список требований к организаторам акций удлиняется, и перечень оснований для отмены властями в последний момент даже согласованной вроде бы акции — тоже. Но настоящей головной болью для партий или активистов, которые захотят собрать в одном месте более 500 человек, станет невиданное прежде требование вместе с уведомлением о намерении митинг или шествие провести предоставлять властям еще и реквизиты банковского счета, открытого в российском банке, через который должны идти все потраченные на проведение акции средства.

Получать деньги от иностранных государств или организаций, международных организаций и общественных движений, иностранцев, российских НКО — иностранных агентов, россиян моложе 16 лет и российских компаний, созданных меньше года назад, нельзя. Все, кто перечисляет деньги на транспаранты, транспорт, мегафон и трибуну, обязаны будут указать свои паспортные данные и информацию о гражданстве, а организации — ИНН и прочие реквизиты. После акции оставшиеся на счету средства придется вернуть жертвователям пропорционально их вкладу, и еще сдать бухгалтерский отчет местным властям…

Нарушивших порядок перечисления, сбора, возврата и расходования денег привлекут к ответственности. Законопроект прошел первое чтение и к концу января наверняка тоже станет законом.

Много ли найдется желающих легально организовать какую-нибудь протестную акцию и поддержать ее финансово при таких условиях? Предположения о том, что какие-нибудь вопросы могут возникнуть к организаторам акций в поддержку властей, заранее отметаем как фантастические.

Правило второе: больше двух на улице не собираться

Одновременно вступит в силу закон, который радикально ужесточает статью 267 УК — ту, что раньше была про «приведение в негодность транспортных средств или путей сообщения» и обещала крупные штрафы или до 4 лет колонии за блокирование транспортных коммуникаций, если это «по неосторожности» нанесло тяжкий вред чьему-либо здоровью или причинило ущерб имуществу на сумму больше миллиона рублей.

Теперь до года лишения свободы будет грозить за блокирование транспортных коммуникаций и «воспрепятствование движению транспортных средств и пешеходов», даже если никакого ущерба при этом никому причинено не было! Достаточно «угрозы» причинения легкого вреда здоровью или «угрозы» повреждения имущества.

Блокирование — это когда по дороге проехать больше нельзя. Воспрепятствование — это когда машины могут ехать, но медленнее, или не по всей ширине дороги, а пешеходам приходится огибать стоящих на тротуаре…

А что такое «угроза»? Встала группа пикетчиков, скажем, на тротуаре, и они тормозят движение пешеходов, в акции не участвующих? Могут гипотетически в такой обстановке кого-то толкнуть,  тот, кого толкнули — упасть и заполучить легкий вред здоровью? А газон, засаженный травой, граждане гипотетически могут затоптать на миллион? Есть угроза всего этого, когда на тротуаре тесно? 

Если блокирование и «воспрепятствование» закончилось причинением вреда здоровью средней тяжести — возможный срок лишения свободы увеличивается до 3 лет. За тяжкий вред здоровью наказание останется прежним.

Ещё раз обращаем внимание: причинение по неосторожности легкого и среднего вреда здоровью при блокировке дорог раньше вообще уголовно не наказывали. Как и «угрозу» причинения такого вреда. Как и «воспрепятствование движению пешеходов».

Г-н Вяткин утверждал, что никакого отношения к массовым уличным акциям новая суровая редакция статьи 267 УК не имеет: про митинги административная ответственность, мол, прописана в специальной статье 20.2 КоАП. И если просто блокирование транспортных коммуникаций случилось, но без последствий — есть статья 20.18 КоАП, и вообще уголовное преступление — это если произошло умышленное блокирование и воспрепятствование движению.

Но если почитать упомянутые статьи КоАП, вопросов возникает ещё больше.

Статья 20.18 обещает гражданам 50-100 тысяч рублей штрафа или обязательные работы за «организацию блокирования» или «активное участие» в нем. То есть за блокирование умышленное.

А статья 20.2, которую наизусть знают все уличные активисты и которую в этой части не переписывали, за «создание помех» движению транспорта или граждан без всякого ущерба и вреда здоровью обещает гражданам штрафы от 30 до 50 тысяч или даже арест до 15 суток. 

Если помехи причинили «вред здоровью» или ущерб имуществу, но на уголовку не тянут, штраф вырастает от 100 до 600 тысяч рублей, а срок ареста — до 20 суток. Но теперь одна лишь «угроза» причинения самого легкого вреда здоровью или ущерба имуществу грозит уголовным делом и годом колонии!  Где логика?

Вывод напрашивается такой: накажут так и того, как и кого захотят.

Тем более что сразу после Нового года в силу вступает и новая, гораздо более суровая редакция статьи 213 УК («Хулиганство»).

Раньше мелкое хулиганство без применения оружия или предметов, которые оружием при определенных обстоятельствах стать могут, наказывалось в административном порядке. Но теперь уголовным преступлением станет и хулиганство («грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу»), совершенное «с применением насилия к гражданам либо угрозой его применения», и наказывать за это будут так, как раньше наказывали за применение оружия: до пяти лет лишения свободы.

Опять эта самая «угроза»! Если она была в отношении сотрудника правоохранительных органов, то возможный срок лишения свободы вырастает до максимум 7 лет. Причем уголовным преступлением будет считаться и хулиганство, совершенное группой лиц без предварительного сговора.

За угрозу убийством, кстати, Уголовный кодекс по-прежнему обещает максимум до 2 лет лишения свободы. А за угрозу применения насилия в отношении силовика статья 318 УК, по которой после уличных акций в Москве в 2019 году осуждались бросившие пластиковый стаканчик в полицейского или тронувшие его за рукав, грозит максимум пятью годами лишения свободы…

«Скажите, этот закон связан с законами о митингах? Придет с флагом кто-то, а его обвинят, что он создает угрозу применения насилия»,- спрашивал на заседании Госдумы Николай Осадчий (КПРФ). Г-н Вяткин заверил, что хулиганство «напрямую не связано с проведением публичных мероприятий, но это посягательство на общественный порядок в общественных местах, это действительно так». 

То есть напрямую не связано, а на кривую — очень даже может быть связано. Достаточно при определенных обстоятельствах, во время разгона несанкционированной акции, счесть её участников хулиганами — нарушителями общественного порядка.

Правило третье: «фильтруй базар», и в Интернете тоже

Начнем с так называемого «закона о хамстве чиновников».

На самом деле этот приятный уху рядового россиянина ярлык — лишь дымовая завеса, скрывающая суть: закон о внесении изменений в статью КоАП «Оскорбление» касается не только и не столько чиновников.

Да, в нем есть пункт, который обещает должностным лицам разных уровней, за оскорбление управляемого ими люда «в связи с исполнением должностных полномочий» штраф от 50 до 100 тысяч рублей и возможную дисквалификацию на год. (Повторная несдержанность в словах и действиях увеличит штраф до 100-150 тысяч, а срок дисквалификации до 2 лет.) 

Но главное — то, что оскорблением вообще впредь будет считаться не только «унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме», но и унижение чести и достоинства гражданина, выраженное в «иной противоречащей общепринятым нормам морали и нравственности», пусть и приличной форме. И обойдется это обычному гражданину в 3-5 тысяч рублей вместо нынешних 1-3 тысяч.

Что такое «противоречащая общепринятым нормам» форма? Суд решит. Можно, конечно, предположить, что речь идет о ругани, хамстве и обидных прозвищах, но пока всё это будет лишь предположением.

Более тяжелым правонарушением станет оскорбление, совершенное публично в Интернете (штраф 5-10 тысяч рублей), и невиданное прежде «оскорбление нескольких лиц, в том числе индивидуально не определенных».

«Публичны» в Интернете чаты, где число участников больше двух, блоги и все новостные или информресурсы, даже если они не СМИ. Напишете, что «в администрации города Н. работают одни козлы» — вот вам и оскорбление нескольких лиц, индивидуально неопределенных. Форма вроде приличная, но… Кстати, владельцу ресурса или СМИ, где оскорбление прозвучало или было напечатано, придется выложить от 50 до 100 тысяч рублей — за непринятие мер по пресечению оскорбления.

Возбудить административное дело об оскорблении может и прокурор — если, к примеру, к нему обратится одно или несколько не определенных индивидуально лиц. Или если к нему «поступит информация» об имевшем место оскорблении…

Но административные штрафы, пусть и сильно выросшие, кажутся сущей безделицей на фоне вдруг в одночасье посуровевшей той статьи Уголовного кодекса, что про клевету. Раньше она вообще лишения свободы не предполагала. Теперь же за распространение «заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию», наказание остается прежним: 500 тысяч штраф или обязательные работы, но вот за публичную клевету в СМИ или в Интернете, а также за клевету «в отношении нескольких лиц, в том числе индивидуально не определенных», то есть не названных пофамильно, можно будет и присесть на срок до 2 лет. 

Если кто ещё не понял, репост в Интернете, даже если он не сопровождается собственным комментарием, «распространением» тоже считается.

Самый крупный срок по этой статье, до 5 лет лишения свободы, можно будет получить за клевету, связанную с обвинением в совершении тяжкого и особо тяжкого преступления, или преступления сексуального характера. Если удастся отделаться штрафом до 3 млн. рублей — считайте, вам повезло.

На всякий случай напомним: коррупционные преступления или покушение на убийство — тяжкие и особо тяжкие преступления. Обычно дела по этой статье УК возбуждают и прекращают по заявлению того, кто считает себя оклеветанным. То есть достаточно одному из группы лиц, не названных пофамильно, обратиться в правоохранительные органы.

Но следователь или дознаватель с согласия прокурора могут возбуждать дела и сами, без заявления потерпевшего, если оклеветанный — несовершеннолетний, недееспособный, или в силу каких-то «иных причин» не может сам защищать свои права. К «иным причинам» относятся и те случаи, когда клевета анонимная.

Анонимные сообщения о том, что какой-то депутат, министр или губернатор — на самом деле криминальный авторитет, а другой — имеет гражданство Франции, гуляют по сетям в большом количестве и веерно распространяются принимающими их на веру гражданами. С ними теперь лучше быть поосторожнее.

Если найти автора клеветы так и не удастся, власти вполне могут удовольствоваться распространителем. Или как следует оштрафовать владельца информресурса, которое клевету разместило: в КоАП внесены изменения, которые обещают за это юрлицам штраф от 500 тысяч до 3 млн.рублей.

Правило четвертое: удалить и заблокировать могут почти все

В последние недели 2020 года власти реализовали давние затеи, которые год-два назад казались странными и дикими, а теперь проскочили через парламент без проблем и стали законами.

Россиянам надо быть морально готовыми к тому, что в один далеко не прекрасный день привычные YouTUbe, Facebook, WhatsApp или Instagram станут сильно тормозить или вообще прекратят работу на территории РФ.

Всё это — исключительно ради того, чтобы защитить святое право россиян «на свободный доступ к информации», уверяли авторы инициативы, депутаты Госдумы из «ЕР» и КПРФ, и сенатор Алексей Пушков. За последние месяцы зафиксировано более 20 фактов дискриминации и цензуры со стороны иностранных интернет-платформ в отношении сайтов некоторых российских СМИ (Russia Today, РИА Новости, Крым 24, «Царьград»), говорили они, и все призывы Роскомнадзора эффекта не возымели.

Зато теперь Генпрокурор РФ или его заместители по согласованию с МИДом смогут объявлять владельцев того или иного ресурса «причастными к нарушениям» прав и свобод россиян, к их дискриминации, и требовать от Роскомнадзора внесения нарушителей в особый реестр.

Включение в этот реестр может случиться и в ответ на санкции иностранных государств в отношении российских граждан или компаний. Если интернет-платформа требование все разблокировать и дискриминацию устранить не выполнит, закон допускает «крайние меры» вроде замедления трафика или полной блокировки. Но даже если интернет-платформа, сделает всё, о чем просили, это ничего не гарантирует: Генпрокурор может согласиться с Роскомнадзором и исключить её из реестра, а может принять «иное решение».

Власти, как водится, предлагают россиянам пользоваться российскими платформами — вот и президент Путин недавно говорил об этом, но сопоставимых по качеству и мощности с популярными иностранными у нас пока нет. Кстати, текст закона никаких оговорок про то, что российские платформы не могут попасть под его действие, не делает…

Ещё одна давняя задумка вступит в силу с 1 февраля — совсем скоро, если подумать. Все работающие на территории России крупные соцсети с ежедневным числом пользователей более 500 тысяч человек Роскомнадзор внесет в другой специальный реестр, и они будут обязаны сами отслеживать противоправную информацию и удалять ее.

Детская порнография, призывы к терроризму и экстремизму, «материалы, содержащие нецензурную брань», пропаганда наркотиков, дискриминация, в том числе «в связи с политическими взглядами», незаконная агитация на выборах, призывы к несанкционированным уличным акциям,  неуважение к органам власти и госсимволам и т.д. и т.п. То есть соцсети должны будут заниматься тем, чем обычно занимаются правоохранительные органы, Росздравнадзор и Роскомнадзор, которые, конечно, тоже свою работу не прекратят.

До сведения пользователей администрация сети будет обязана довести адрес электронной почты, куда можно обратиться с претензиями, и ежегодно публиковать отчет о мониторинге поступивших жалоб пользователей и реакции на них. Получив обращение гражданина с требованием ту или иную противозаконную информацию убрать, соцсеть должна ограничить к ней доступ, а если засомневается в оценке материала — в течение суток может обратиться в Роскомнадзор. Тот (тоже в течение суток) перенаправит запрос в соответствующее ведомство для проведения экспертизы. Пока ответ не придет, сомнительная информация останется недоступной.

Единороссы из думского Комитета по информполитике, информехнологиям и связи уверяли, что никаких «репрессий» в законе про соцсети не прописано.

Да, в ЭТОМ законе «репрессий» нет. Но практически одновременно вступит в силу другой закон, который дополняет КоАП новой статьей с большими, до 4 млн рублей, штрафами для владельцев интернет-ресурсов за нарушение порядка ограничения доступа к запрещенной информации или порядка её удаления. Повторное неисполнение требований государства может встать интернет-компаниям в одну десятую годового оборота.

Правило пятое: поищи в себе иноагента

Зарегистрированные, то есть имеющие юрлицо некоммерческие организации (НКО), «выполняющие функции иностранного агента», появились в России в 2012 году. Правом включать такие НКО в особый реестр и исключать из него был наделен Минюст.

Сейчас в этом реестре 74 НКО, три из них приобрели «почетный» статус 25 декабря 2020 года.

В 2017 году появился реестр СМИ-иноагентов (в нем сейчас 12 ресурсов). А в 2019 году узаконили «физлиц, выполняющих функции СМИ-иноагента», но таких не было до 28 декабря 2020 года, когда Минюст признал СМИ-иноагентами сразу 5 человек, в том числе известного правозащитника Льва Пономарева. 

Новый закон, принятый как бы по инициативе комиссий по борьбе с иностранным вмешательством Госдумы и Совета Федерации, а на самом деле Кремля, может серьезно увеличить число иностранных агентов в стране. Было бы у властей желание.

НКО, чтобы не попасть в число «агентов», теперь нельзя будет получать деньги или иное имущество не только от иностранных государств, их госорганов, международных и иностранных организаций, иностранных граждан либо уполномоченных ими лиц, и от российских компаний при определенных условиях — теперь опасными последствиями чревато и получение денег от граждан России, которые работают, например, в иностранных компаниях.

А ещё появляется ранее невиданное понятие «посредник» — это россиянин или российская компания, через которых российским НКО передаются деньги от иностранных источников.

Как и прежде, нет никакого уточнения, о каком количестве подозрительных с точки зрения государства денег может идти речь. Это может быть и 10 центов, и 5000 долларов. Вот Фонд борьбы с коррупцией, например, осенью 2019 года включили в реестр НКО-иноагентов после того, как на его счет пришли 2 транша от какого-то испанца, и один — от владельца магазина дверей из США. Общая сумма этих траншей в пересчете на рубли — 140 тысяч…

Второе условие, которое должно быть выполнено, чтобы тебя включили в перечень иноагентов — политическая деятельность, причем совсем не обязательно в интересах перечисливших деньги иностранных источников: «в том числе» в их интересах, говорится в законе.

А если кто-то думает, что политика — это только борьба за власть, то ошибается. С точки зрения российского права «политикой» считается любая уличная акция с призывом к властям сделать что-то или не делать чего-то, принять какой-то закон или не принимать его, а также «публичные дискуссии, дебаты и выступления» о том или ином решении властей, публичные обращения (открытые письма, например), и т.д.. 

Вроде бы оговорено, что деятельность в области науки, культуры, искусства, здравоохранения, социалки, защиты материнства и детства, экологии и благотворительности политической деятельностью не является. Но на практике довольно часто в реестр иноагентов попадали как раз экологические организации или организации, занимающиеся поддержкой ВИЧ-больных — если они проводили акции, устраивали семинары, пикеты и писали обращения. Достаточно ознакомиться с реестром НКО-иностранных агентов, если вам вдруг удастся  найти его на сайте Минюста.

Значит, кормить бездомных котиков можно, а вот требовать принять закон о защите животных — это уже «политика», и если у требующих обнаружат хоть копейку денег из «иностранных источников», попасть в реестр — дело плевое. 

Причем теперь Минюст будет вести ещё и реестр иноагентов — незарегистрированных общественных объединений (кружки и секции по интересам, которые никакого юрлица не имеют, такими тоже являются). И даже реестр физических   лиц-иноагентов! 

Причем все иноагенты обязаны САМИ как-то понять, что они — иностранные агенты, и заявить об этом властям, потому что иначе их включат в реестр принудительно и оштрафуют на неслабую сумму — сначала в административном порядке. Если же и потом считать себя агентами не захотят — смогут стать фигурантами уголовного дела, грозящего штрафом до 300 тысяч рублей, а то и лишением свободы на срок до 5 лет. Изменения в УК тоже внесены.

Написан этот закон так, что понять, почему один россиянин окажется иноагентом, а другой при прочих равных — нет, кому пора бежать сдаваться, а кому можно подождать, не представляется возможным. Например, в случае с гражданами-иноагентами надо решить, оказывает ли на вас «воздействие» какой-то иностранный источник в виде «поддержки», которая включает деньги в любом, сколь угодно малом количестве, любое, сколь угодно безобидное имущество или какую-то «организационно-методическую помощь». В законе эти понятия не расшифровывают.

Физлицами-иноагентами смогут стать и иностранцы, постоянно или временно живущие в России.

Иноагенты, кроме проверок и подробнейших отчетов (НКО и граждане должны сдавать их раз в полгода, незарегистрированные общественные объединения — раз в квартал), получают запрет занимать должности на государственной или муниципальной службе. Все они обязаны маркировать все свои материалы, всю свою устную и письменную продукцию указанием на особый статус. Причем если речь идет об НКО — подобным образом теперь придется маркировать все заявления и экспертные мнения даже рядовых сотрудников этих организаций.

Обращаясь в органы власти, образовательные организации, общественные объединения с разными предложениями или идеями, надо указывать: это, мол, предлагает иностранный агент. 

Представляете, как будут относиться к таким обращениям власти снизу доверху? Хотя еще вчера, может, сотрудничали, гранты выделяли, считали деятельность полезной…

А в материалах СМИ или на сайтах СМИ в Интернете придется указывать: это сказал г-н N, иностранный агент, а эта организация-иностранный агент полагает… Под угрозой серьёзного административного наказания: законопроект об этом тоже принят в первом чтении и может стать законом уже в конце января.

Источник

Похожие записи