О непростых отношениях Пушкина с родителями рассказали в музее поэта

О непростых отношениях Пушкина с родителями рассказали в музее поэта

Почему современники не одобряли брак Пушкина и Натальи Гончаровой

В Государственном музее Пушкина открылась выставка «Мир семейственного счастья…», приуроченная к 190-летию свадьбы поэта и Натальи Гончаровой. Однако экспозиция вышла за рамки этого торжественного события и представила уникальные свидетельства предков Пушкина и его потомков…

Выставка располагается в трёх залах и состоит из трёх частей. Оказываясь в первом зале, посетитель попадает в мир предков Пушкина, среди которых особое место занимает его африканский пращур, сподвижник Петра I – Абрам Ганнибал. Однако, как рассказывает корреспонденту «МК» старший научный сотрудник музея Светлана Белехова, не существует достоверно известных портретов Абрама Петровича.

— Перед вами портрет, который в альбоме пушкинской выставки 1880 года был помещён как Ганнибал, – показывает Светлана Белехова. – Впоследствии выяснили, что это генерал-аншеф Меллер-Закамельский, но многие поколения наших соотечественников выросли с мыслью, что это и есть предок Пушкина Абрам Ганнибал. Споры о том, Ганнибал это или нет, не утихают по сей день.

Кроме того, по словам Белеховой, есть вероятность, что темнокожий юноша, изображённый рядом с Петром I на картине, посвящённой сражению при Лесной, и есть предок Пушкина. Как бы то ни было, поэт с почтением относился к памяти Ганнибала и посвятил ему свой незаконченный роман «Арап Петра Великого». Вот его экземпляр в витрине, а рядом – трагедия «Борис Годунов» и рукопись стихотворения «Моя родословная». Здесь же портрет одного из её героев – сына Абрама Ганнибала, военачальника Ивана Абрамовича. Он участвовал в ряде русско-турецких кампаний, в том числе, в Чесменском и Наваринском сражениях. Величие пушкинского рода демонстрирует и его герб.

Светлана Белехова отмечает, что идея родовой памяти чрезвычайно занимала поэта на протяжении всей жизни. Хорошо известны многочисленные пушкинские высказывания на эту тему. Например, «гордиться славой своих предков не только можно, но и должно. Не уважать оной, есть постыдное малодушие». Пушкин имел право говорить такие слова, потому что его предки на протяжении нескольких столетий были связаны с историей России, с правящей династией, участвовали в ключевых событиях жизни страны и существенно влияли на ход отечественной истории.

— Для Пушкина история была не отвлечённой идеей, а ниточкой, которая тянулась от отца к сыну, к внуку, – говорит Светлана Белехова. – Русская история проходила через частные судьбы Пушкиных и Ганнибалов. Именно поэтому понятие дома, родового гнезда, имело для Пушкина такое значение.

В первом зале можно заметить и картины с видами Москвы – родного города Пушкина. Здесь поэт родился, провёл свои детские годы. По словам его приятеля Петра Вяземского, Пушкин «первым зародышем дарования своего, кроме благодати свыше, обязан был окружающей его атмосфере, благоприятно проникнутой тогдашней московскою жизнью…». Тут и портреты родителей поэта – Сергея Львовича и Надежды Осиповны. С ними у Пушкина были непростые отношения.

— Отец Пушкина при всей образованности был человеком вспыльчивым и, как писала сестра поэта Ольга Сергеевна, дети больше боялись его, и отношения с Пушкиным долго были у него натянутыми. Но, конечно, он всё равно любил его и гордился славой своего сына, – объясняет Светлана Белехова.

Мать Пушкина Надежда Осиповна, которую в свете называли «прекрасная креолка», в детстве предпочитала Александру других детей – Льва и Ольгу. Но позже прониклась к нему симпатией и активно хлопотала о возвращении поэта из Михайловской ссылки. Белехова рассказывает, что в последний год её жизни, когда Надежда Осиповна болела, Пушкин ухаживал за ней, навещал её, беспокоился о ней. Сам отвёз её тело в Святогорский монастырь и заявил, что хочет быть похоронен рядом с матерью, сетуя, что так недолго он пользовался материнской любовью и нежностью.

Перемещаемся во второй зал, который посвящён свадьбе Пушкина и Натальи Гончаровой. Во второй половине 1820-х годов настойчивое желание иметь свой дом и семью не оставляло Пушкина. Он многократно влюблялся, сватался, получал отказы, разочаровывался, утешался, влюблялся вновь. И вот на балу у Йогеля в 1828 году Пушкин встретил шестнадцатилетнюю Наталью Николаевну Гончарову. Её матери Наталье Ивановне он впоследствии писал: «Когда я увидел ее в первый раз, красоту ее едва начинали замечать в свете. Я полюбил ее, голова у меня закружилась, я сделал предложение, ваш ответ, при всей его неопределенности, на мгновение свел меня с ума». Пушкин получил неопределённый ответ: полуотказ-полусогласие. Через два года он сватался вновь, и на этот раз предложение его было принято.

Венчание состоялось 18 февраля 1831 года в церкви Большого Вознесения. Среди экспонатов этого зала стоит обратить внимание на угол, посвящённый семье Гончаровых. Тут и картина их имения Полотняный завод, два портрета матери Натальи Николаевны, миниатюры с изображением сестёр Екатерины и Александры, братьев Ивана и Дмитрия, а также дяди Ивана Нарышкина, который был посаженым отцом на свадьбе.

Чуть поодаль – полотна Москвы конца 1820-х-начала 1830-х годов. Именно такой её видели Пушкин и Наталья Николаевна. На одной из гравюр изображено санное катание. Через несколько дней после свадьбы молодожёны как раз участвовали в санном катании у Пашковых. А вот и портреты Пушкина и Натальи Николаевны.

— Многие современники Пушкина не одобряли этот брак, – говорит Светлана Белехова. –Наталью Николаевну считали легкомысленной, не понимающей поэта. Но письма Пушкина, его высказывания свидетельствуют о безграничной любви и доверии к ней. Ей посвящены несколько стихотворений, среди которых «Мадонна» и «Пора, мой друг, пора…».

На выставке единственный портрет Натальи Николаевны, выполненный при жизни Пушкина, кисти Александра Брюллова. В зале также видим портрет героя войны 1812 года, поэта Дениса Давыдова. Он участвовал в мальчишнике, который Пушкин устраивал накануне свадьбы. В рамке запечатлен московский почт-директор Александр Яковлевич Булгаков, известный сплетник. В письмах к своему брату он пересказывал все московские события и, конечно, уделил много внимания свадьбе Пушкина и Натальи Николаевны. Представлены в экспозиции и виды Петербурга и Царского Села, куда спустя три месяца после жизни в Москве они уехали.

Третий, заключительный зал, посвящённый потомкам Пушкина. Там сразу бросается в глаза роскошный диван. По словам Светланы Белеховой, этот диван принадлежал сыну поэта Александру Александровичу, который стал известным военным деятелем. А его первая жена Софья Александровна, урождённая Ланская, сшила и раскрасила для своих детей чудесную куклу, которую назвали Любочка. С ней играли внуки Пушкина, а теперь её можно разглядеть в витрине на выставке. Рядом с Любочкой – воротник и кувшин. Они пришли из семьи сестры Пушкина Ольги Сергеевны Павлищевой.

Всего же у Пушкина было четверо детей: кроме Александра, ещё Наталья, Григорий и Мария. Потомство из них оставили только двое – Александр и Наталья. В экспозиции поместили их портреты, портреты их детей, внуков, правнуков, праправнуков; вещи, которые они подарили музею, – например, семейный веер, который передала музею праправнучка Пушкина Клотильда фон Ринтелен; работы художников двадцатого века, обращавшихся к памяти поэта, издания о Пушкиных.

Незадолго до роковой дуэли Пушкин писал: «Как дворянин и отец семейства, я обязан оберегать свою честь и имя, которое должен оставить моим детям». Похожее он утверждал и в стихах:

Два чувства дивно близки нам,

В них обретает сердце пищу:

Любовь к родному пепелищу,

Любовь к отеческим гробам.

На них основано от века

По воле Бога самого

Самостоянье человека,

Залог величия его.

Выставка «Мир семейственного счастья…» подготовлена московским музеем Пушкина при участии Всероссийского музея поэта в Санкт-Петербурге.

Источник: mk.ru

Похожие записи