Пандемия загнала искусство в подполье

Пандемия загнала искусство в подполье

Художники и галеристы нашли способ, как не пропасть

Во времена сухого закона в Америке появились спикизи-бары («skeak easy» с английского – «говорить тише») – нелегальные питейные заведения, где наливались крепкие напитки. Примерно такой же уход в подполье, похоже, сейчас переживает искусство в России. В Москве, где с середины ноября до середины января указом мэра приостановлены все «культурные, выставочные и просветительские мероприятия», таковые все равно происходят. Говорить об этом можно только шепотом – skeak easy. Но мы потихоньку, вполголоса, попробуем рассказать о тайной выставочной жизни столицы, которая с наступлением мягкого карантина все равно продолжилась – в подпольном «стиле спикизи».

В указе Сергея Собянина абзац о музейном локдауне написан не совсем очевидно. В скобках поясняется, что речь идет о закрытии «в том числе музеев, выставочных залов, библиотек, лекций, тренингов». Про галереи здесь ничего, и многие арт-площадки этим воспользовались. Нашли лазейку в законе, хотя и понимают, что ходят по грани. Сразу после выхода распоряжения Сергея Собянина Ассоциация галерей направила в мэрию письмо, где попросила разъяснить указ от 10 ноября №107-УМ. Галерея ведь – не совсем музей или выставочный зал, хотя их мероприятия тоже «культурные, выставочные и просветительские». Про них в документе ни слова. Официальный ответ был получен только 3 декабря.

«Галереям и выставочным пространствам надлежит до 15 января 2012 г. включительно временно приостановить свободное посещение гражданами выставочных показов (без записи) в целях снижения вероятности заражения их коронавирусной инфекцией», – значится в ответе Департамента предпринимателсьтва и инновационного развития Москвы. Далее следует важное «но»: «Однако коммерческие художественные галереи, осуществляющие розничную торговлю произведениями искусства могут осуществлять в занимаемых пространствах предпринимательскую деятельность с соблюдением ограничений (…) и выполнением мер предосторожности в соответствии с предписаниями Роспотребнадзора». Что это значит? Одно — выход  есть и  по записи посещать частные арт-пространства можно. Так что теперь у галеристов, считай, есть официальное разрешение работать в «формате спикизи». Впрочем, они поняли это и до ответа властей.

Выставки никто сворачивать не стал. Для страховки галерея 11.12 на своей двери разместила стикер: «Группа непродовольственных товаров (ГНТ)». Любую галерею в 4-й Сыромятническом переулке – с текущими выставками – можно посетить по предварительной договоренности. Нам удалось посмотреть персональную выставку одного из наиболее известных художников поколения «семидесятников» Аркадия Петрова «Черные очи да белая грудь», открытую в  галерее pop/off/art еще в октябре. Здесь новые работы автора – яркие женские образы с гиперболизированными формами настраивают на позитив. Никакой пандемической рефлексии – только чистое искусство вне времени. 

Продолжают в Москве открываться и новые выставки. Со 2 декабря по 31 января в галерее Artstory можно посетить – в индивидуальном порядке – предновогодний вернисаж под названием «Что происходит на свете? А просто зима». В экспозиции работы более 30 художников, в которых нашли свое отражение все традиционные мотивы этого времени года: суровый (явно, не московский) мороз, белые бескрайние просторы, санки-коньки-снежки, горячая печка, шубы-ушанки и безудержное застолье. Впрочем, в работах современных художников классические образы иногда парадоксально меняют своё привычное значение на противоположное… Но, как бы то ни было, эта встреча с зимней сказкой – побег через искусство в другой мир, безкоронавирсный, ностальгические и терапевтический.

В центре творческих индустрий «Фабрика» – еще один релаксирующий проект. Уже после введения музейного локдауна здесь открылась выставка «Мое море» художницы Тани Сушенковой. Это проект-впечатление, выставка-воспоминание, задуманная еще до пандемии, но сейчас, из-за ограничений, получившая дополнительный эмоциональный заряд. Здесь можно поностальгировать о побережьях, которые многие, как  и художница, посещали когда-то. Вглядеться в водную гладь, запечатленную на рисунках, потрогать гальку или песок. Почувствовать запах моря – свежесть, соленость, ощутить ароматы сладко-цветущих прибрежных деревьев, смолы и хвои… Правда, строго в маске. Проект проходит в рамках программы «Фабричные мастерские», а мастерская – это как бы и не выставка. Тем более, что посетителей единовременно приходит  не более 10-15 человек.

Художница Ольга Тихонова тоже приглашает в свою мастерскую, расположенную в Доме художников на Верхней Масловке. Это историческое здание некогда построенное специально под мастерские, спроектировано именно для творческой работы: с большими панорамными окнами, двухъярусными комнатами, на втором этаже которых удобно хранить холсты. До пандемии Оля успела показать свои пейзажи на выставке «Москва» в выставочном зале Московского союза художников на Кузнецком мосту, куратором которой она выступала, но теперь все картины пришлось забрать себе. Тихонова только-только получила мастерскую и теперь иногда собирает творческие посиделки. Не больше 5-10 человек, попасть может любой. Теплый домашний прием, застольные разговоры о живописи и литературе – здесь зритель оказывается не на вернисаже, а в лаборатории художника. 

Впрочем, не единой медитацией, и не только в формате галерей и мастерских живет художественное подполье пандемического времени. Случаются шумные вернисажи в реальном подполье. В одном из московских клубов (нас попросили не упоминать название) открылась выставка обнаженной натуры, толчком к которой стал суд над Юлией Цветковой: художницу из Комсомольска-на-Амуре обвиняют в распространении порнографии из-за рисунков, на которых изображены нагие женщины или части их тела. В подвальной экспозиции некоммерческого арт-пространства разместили рисунки и картины известных и малоизвестных отечественных художников – образы нагих натурщиц, как классику жанра. Подобные зарисовки делает любой студент художественного вуза, чтобы научиться правильно изображать пропорции человеческого тела, схватывать движения, пластику. Есть ли в них порнография? – риторический вопрос. В день открытия развернулась бурная дискуссия о том, зачем нужен этот резонансный процесс. Надо ли пояснять, что участники выставки встали на защиту Цветковой и были готовы до исступления доказывать всем вокруг, что между художественной обнаженкой и порно нет ничего общего?

В общем, художественная жизнь теплится в столице в полусекретном формате. Темы все больше отвлеченные от вируса – все устали от карантина. Но ищущий – найдет.

Источник: mk.ru

Похожие записи

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *