ПОСЛЕДНЕЕ
«Стало жалко»: соцработник купила многодетным дом на деньги из наследства

«Стало жалко»: соцработник купила многодетным дом на деньги из наследства

 

Читать ria.ru в Жительница Брянской области отдала все свое наследство — 200 тысяч рублей — многодетной семье на покупку дома. Людмила Кириченко приезжала в деревню Софиевка Злынковского района к родителям. Там познакомилась с Марией Белокопытовой — матерью-одиночкой, воспитывающей шестерых. Дом Марии был тесным и без удобств. Ближайшая колонка с водой — в километре. «Так жить нельзя», — сказала Людмила и помогла Белокопытовой приобрести современное жилье.»В наследство ей остались деньги, она отдала их мне»Марии Белокопытовой 33 года. Первый супруг погиб, осталась одна с ребенком. В Брянскую область переехала из Краснодарского края — ко второму мужу. Родила еще двоих, но совместная жизнь не сложилась. «Бросил он нас», — объясняет Мария РИА Новости. Следующая попытка создать полноценную семью также не удалась: «Снова встретила мужчину, но он стал часто пить, оскорблял меня и детей — мы от него ушли». Сейчас у нее шестеро: старшему — 13, младшим — два с половиной и год. Раньше Мария была дояркой, в последнее время не работает.

«В селе, где мы жили, школы не было, дети не могли там учиться, — говорит Белокопытова. — Решили перебраться в Софиевку. Когда переезжала, была беременна четвертым. Сельсовет нам выделил временный дом. Потолок сыпался, печка разваливалась. Дали другой: деревянный, маленький — две комнаты, зал, прихожая и кухня. Но без воды. Хотела провести — насчитали 65 тысяч. А где их взять?»Новый домЗа водой она ежедневно «ходила за километр на колонку». Вставала затемно: «Пока дети спали — быстренько воды принесла, убрала, наварила». Если затевала стирку, «таскала весь день, пока старшие присматривали за маленькими». И так из года в год.

У женщины, живущей по соседству, Мария покупала молоко. «Ее дочь Людмила — соцработник, мы познакомились». Людмила стала помогать матери-одиночке. «Ребенок заболел, положили вместе со мной в больницу. Людмила все время к нам приезжала. Никто не навещал меня, только она передачи приносила. Я попросила ее покрестить ребенка. Она ответила: «Давай уж тогда всех шестерых». Так и стала моей кумой. А потом говорит: «Как можно жить с детьми без воды? Ты — хороший человек, я тебе помогу».Людмила стала крестной для всех детей МарииВместе с Людмилой Мария начала искать новый дом: «ездили, смотрели». Подходящее жилье нашлось в Новых Бобовичах Новозыбковского района. Но цена — неподъемная для многодетной матери. «У Людмилы умер отец, в наследство досталось 200 тысяч рублей. И она отдала их нам. А еще помогла с ремонтом». Обманули с маткапиталомЛюдмила Кириченко — почти ровесница Марии, ей тридцать пять. Живет в Новозыбкове, трудится соцработником в Злынковском районе. Уточнить место работы Людмила не захотела, объяснила: многие не понимают ее поступка. «В такой ситуации, как Мария, может оказаться любой человек, — отмечает Кириченко. — Мужики ей попадались непутевые, но при чем здесь дети?»

У самой Людмилы благополучная семья, двое детей — 11 и 12 лет. И три высших образования. По одному из них она психолог, поэтому «видит людей». «Мария — неплохая женщина: не пьет, старается. Но попала в тяжелое положение. Семья у нее хорошая, им нужно помочь».Больше не нужно ходить за водойПо словам Кириченко, Мария «слишком доверчива». «Ее обманули с материнским капиталом. У нее были деньги, но она связалась с недобросовестными людьми. Женщина приезжая, без образования, этим и воспользовались. Обещали купить дом. Мария тогда была беременна четвертым, ей предложили написать доверенность, разъяснили: «Чтобы тебя не возить, у тебя же дети». Дом купили, но не за полмиллиона: ему красная цена была 20-30 тысяч рублей — весь разваливался. И она его даже не видела: сначала сказали: «освободят дом, переедешь», потом угрожали, запугивали. А после заявили, что женщина, у которой приобретали недвижимость, умерла. Мы ходили по инстанциям, узнали адрес, но того дома уже не было — только адрес остался. И Белокопытова была не первой, кого так обманули».Марии выделили временное жилье, потом предоставили дом в соцнайм, добавляет Людмила: «Однако документы не давали. Если бы были какие-то бумаги, она бы его приватизировала, тогда можно было бы что-то в нем делать. Она хотела затеять ремонт, но я сказала: зачем вкладывать, если это не твое?»Спальня в новом домеКогда у Людмилы умер отец, в наследство осталась машина. «Я ее продала и решила им помочь. Просто жалко их было».»Людмила — такой человек»К выбору дома женщины подошли со всей ответственностью. «Присмотрели в Софиевке, — вспоминает Кириченко. — Но он был очень далеко от садика и школы. И в лесу, один-одинешенек. Я говорю: «Куда тебе такой, там даже дороги не чистят». Искали, чтобы в селе были школа и детсад. И чтобы в Новозыбковском районе: у нее еще сохранился областной маткапитал — 50 тысяч рублей. Остальное я добавила».

Источник

Похожие записи

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *