В Пушкинском показали керамику Пикассо и Матисса

В Пушкинском показали керамику Пикассо и Матисса

Декоративное искусство вышло из тени

Декоративное искусство сегодня в тренде – его статус меняется и в музейном мире. Если раньше прикладное играло сопровождающую роль на выставках и показывалось рядом с эталонной живопись (как дополнение), то теперь «материальному искусству» все чаще отводится главная роль. Тенденцию подтверждает новый проект Пушкинского музея «Не живопись», где в центре внимания керамика и текстиль, созданные великими мастерами – Пабло Пикассо, Анри Матиссом, Раулем Дюфи, Морисом Дени и Фернаном Леже.

Фото: Мария Москвичева

В экспозицию вошло более 70 работ из коллекции ГМИИ. Каждый зал отдан одному или двум художникам, так что можно почувствовать авторский стиль каждого. Открывает выставку почти лубочные работы по ткани Рауля Дюфи. Живопись и графика французского мастера хорошо известны. 

Однако Дюфи работал еще и как дизайнер, причем, вместе с одним из самых известных кутюрье своей эпохи Полем Пуаре. Тот организовал для Дюфи отдельную мастерскую на бульваре Клиши, где художник создал серию настенных композиций в стиле ар-деко. Среди них и представленная на выставке роспись по ткани «Охота». Другая работа художника более поздняя – 1920-х годов. В «Амфитрите» выразился новый творческий виток Дюфи: «Апелляция к античности в парадоксальной форме сочетается у него с использованием так называемой японской перспективы», подмечают искусствоведы. На панно, которое выставляется впервые, смешались древнегреческие герои, кони, облака и бабочки – один из любимых образов художника. Фантастический сюжет задает легкое настроение всего проекта.

  Следующий зал представляет уникальные вазы, созданные Морисом Дени для Музыкального салона Ивана Морозова, который меценат проводил в своем особняке на Пречистенке. Четыре большие вазы с любовными сюжетами выставлялись там на постаментах, что позволяло рассматривать их со всех сторон. Теперь же морозовские вазы заняли центральное место на большом подиуме, что снова позволяет оценить красоту керамики в объеме и со всех точек зрения. Ваза не для цветов – эта идея окончательно утвердилась в отечественном искусстве только в 1970-х годах. Но на выставке в Пушкинском музее дан красноречивый пример, наглядно показывающий керамику как самостоятельное и самоценное искусство, и создан он был намного раньше. 

Фото: Мария Москвичева

   Экспозицию продолжают искусные настенные тарелки того же Дени: улыбающиеся рожицы сегодня смотрятся как предтече смайликов, которые не только повсеместно используются в соцсетях и сообщениях, но и переходят в искусство как некий мем, новый образный язык. Но и тут французские художники опередили время. Рядом с ними работы великого Пабло Пикассо, который в 1950-х не на шутку увлекся керамикой. В ней он воплощал любимые сюжеты – голубей, козлят (был у него такой домашний питомец), героев античной и испанской литературы. Причем, некоторые вещи выдержаны в белом цвете – перед нами чистое полотно, где только линия рисует образ. На одном из блюд можно заметить странного персонажа, напоминающего робота R2-d2 из «Звездных воинов». Керамика, как и живопись, дает простор для фантазии смотрящего. 

     Это понимал и Анри Матисс, который начал работать в керамике с начала 1900-х в мастерской Андре Мете. Благодаря этому знаменитого керамисту многие известные авторы испытали свои силы в декоративном искусстве. В конце жизни Матисс вновь обратился к глине, работая над созданием Капеллы Чёток в Вансе. Анри Матисс мечтал синтезировать разные виды искусства в одном в прямом смысле слова божественном пространстве и наглядно показать идею беспредельности искусства. Храм стал последней масштабной работой художника, которому было почти 80 лет на тот момент, он принялся за трудное дело после сложной операции. Капелла была построена в 1949—1951 годы по проекту и при непосредственном участии Матисса. Он создал для нее эскизы витражей и монументальных росписей на керамических панно. Приложил руку к дизайну колокольни, алтаря, исповедален, мебели и даже одежды для священников. На выставке можно видеть эскизы керамического панно и некоторые небольшие работы того периода, связанные с проектом капеллы. 

  Особые по атмосфере – финальные залы, где представлена яркая керамика и гобелены Фернана Леже. Художник мечтал выйти за пределы музейного пространства. Он хотел наполнить дома, улицы и площади яркими красками. И именно керамика давала такую возможность. К сожалению, своими глазами он не увидел воплощение мечты в реальность. Но после смерти, стараниями его вдовы, удалось создать по эскизам Леже масштабные композиции, пропитанные идеей мировой гармонии, и украсить ими площади и парки разных стран. 

Фото: Мария Москвичева

«Не живопись», как показывает проект Пушкинского, дает возможность искусству выйти в реальную повседневную жизнь и наполняет естественную среду красками, гармонией, красотой.

Источник: mk.ru

Похожие записи

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *