Уклоняюсь от коронации

Уклоняюсь от коронации

В новом проекте — ведущие современные авторы из России и других государств включаются в общую борьбу с коронавирусом. Писателям, поэтам, режиссерам — творцам — предложили написать тексты, которые помогли бы вдохновить и поддержать, рассмешить и объединить читателей разных стран. («ТАСС уполномочен заявить», «Пятый ангел» и другие) рассуждает о том, чем нынешняя эпидемия отличается от предыдущих, и почему это — шанс на выживание для всего мира. Кинорежиссер Владимир Фокин на юбилейном вечере в Большом зале Дома киноВладимир ФокинВообще-то на моей памяти это третья эпидемия. — мой второй или третий класс. Живем, никого не трогаем, и вдруг как гром среди ясного неба — эпидемия! Какая-то страшная болезнь с заплетающим язык названием. Полиомиелит!!

"Поражает все внутри, почти гарантирует смерть, в лучшем случае будешь ходить с иссушенной до кости ногой или в огромном ортопедическом ботинке!!!"

Мои ровесники и те, кто постарше (нынче они на передовой и гордо именуются группой риска), помнят, как часто в то время на улицах встречались несчастные люди в несуразных башмаках, уравнивавших длину ног. Подробностей не помню, карантинов, кажется, не объявляли, но атака была столь мощной и интенсивной, что полиомиелит был истреблен под корень, новые заболевшие не появлялись и уже десятки лет я не встречаю людей в такой уродливой обуви.

Я тогда был лейтенантом войск ПВО страны и командовал стартовым взводом зенитных ракет. Мы жили в Херсоне, а дивизион мой стоял в селе Антоновка (сейчас это уже тоже Херсон), на потрясающей красоты стрелке Ингульца и Днепра. И вот — солдат спит, служба идет, как вдруг, ну прямо по Черномырдину: «Никогда такого не было и вот опять…»Холера (спасибо, не чума) обрушилась, практически остановив жизнь, на огромную территорию: юг Украины, Астраханская область, и покатилась, лютуя в Крыму, особенно в Керчи, Одессе, Николаеве, ну, конечно, и нам досталось. Прямо скажем, не так, как сегодня, но тоже будь здоров! Карантин тогда не объявляли, сажали на обсервацию, должно быть, намекая на холерную симптоматику. В Одессе обсервацию проводили в разных формах, в том числе выводя на рейд круизные лайнеры «Шота Руставели» и «Тарас Шевченко», под завяз набитые задержанными в городе туристами.Советский теплоход «Шота Руставели» у причала в Ялтинском пассажирском портуИ те, говорят, чуя близкую погибель, с криком: «Однова живем!!» впадали в свальный грех. Во всяком случае, об этом, изнывая от зависти и божась, что чистая правда, шептали друг другу на ухо обыватели. Однако самый тяжелый удар холера нанесла по зенитно-ракетным войскам ПВО, закрыв на обсервацию полигон Ашулук в Астраханской области, где проводили боевые стрельбы ЗРВ ПВО не только Советского Союза, но и весь Варшавский договор. Вся логистика полигона была выверена на годы вперед, расписана не то что по дням, по часам: кто за кем приезжает, сдает драконовские нормативы. Каждый боевой расчет, каждый солдат, каждый офицер. Потом стрельба на имитаторе по реальной цели с заковыристым профилем полета и маневрами по курсу, скорости и высоте, да с живым пилотом (ему в зачет — боевой вылет). И только после этого — пуск на поражение боевого самолета-мишени ЛА-17.

Отправка больного холерой в инфекционную больницу Астрахани, 1 июля 1970 год. Всего за лето в городе зарегистрировали более тысячи случаев заражения.

Эпидемия холеры в Астрахани так же, как и вспышки в Крыму и Батуми, была частью последней, седьмой по счету пандемии заболевания. Она началась в 1961 году в Индонезии, а к 1970-му достигла максимума, захватив около 180 стран, в том числе и СССР.

Отправка больного холерой в инфекционную больницу Астрахани, 1 июля 1970 год. Всего за лето в городе зарегистрировали более тысячи случаев заражения.

Эпидемия холеры в Астрахани так же, как и вспышки в Крыму и Батуми, была частью последней, седьмой по счету пандемии заболевания. Она началась в 1961 году в Индонезии, а к 1970-му достигла максимума, захватив около 180 стран, в том числе и СССР.

И вдруг холера — и все остановилось, и все планы под медным тазом по всем войскам… А когда месяца через полтора простоя полигон открыли, то сроки пребывания и сдачи нормативов были сокращены вдвое. И тогда отовсюду хлынули «задолжники», невольные заложники холеры: из наших групп войск в странах соцлагеря, из Варшавского договора, из Египта, где мы немножко воевали с Израилем, из Вьетнама — Камбоджи — Лаоса, где мы немножко воевали с Америкой, ну и в последнюю очередь — мы грешные. Что творилось на полигоне при этом вавилонском столпотворении, мы наслушались задолго до отъезда. Отстреляться на четверку (про тройку и речи нет) — смерть, конец карьеры для офицера любого уровня. Не буду утомлять подробностями, но мы эти стрельбы одолели, как и страна холеру.

Незрелая потому, что карантин, который мягкой, но непреодолимой силой рассредоточил население по норкам, как рассаживают по баночкам опасных друг для друга рыбок из общего аквариума, пока еще не привел ни к чему, что можно было бы назвать ее, то есть эпидемии, последствиями. Хотя последствия неизбежно последуют и что-то мне подсказывает, что будут они со знаком плюс.

Источник

Похожие записи

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *